Весна

Apr. 15th, 2006 11:47 pm
dinni: (Default)
Выйдешь ли из дома, тронешь ли ветку - лавр зацвел - и не поймешь, мир изменился или ты.На ум приходят затертые, затасканные сравнения: промытое стекло, повернутый вправо до упора регулятор яркости; а что еще скажешь, когда чувствуешь себя окном после пасхальной уборки? Прозрачным окном, в которое легко войти, не заметив стекла; посмотри сквозь себя, попробуй, пока можно.

Видишь зеленые горы вокруг; слишком близкое небо и зелень вместо привычного сухого рыжего золота. В Иудее весна.

В этом году возле дома неожиданно появились цветы. Вешаешь белье осторожно, пытаешься обходить, шикаешь на собаку - у зверя не развито чувство прекрасного, она спокойно топчется по растениям. Собака рыжая, а цветы сиреневые, солнечно-желтые, листья зеленые; протяни руку, дотронься до листьев, до цветов, сравни... Впервые за много, много лет весна пришла к тебе. Вот она, рядом, не протекает сквозь пальцы, не скользит мимо.

Соседские хрустальные колокольцы бешено звенят на ветру. Суббота - тихое время, тише, чем обычно; кажется, будто слышишь, как под ногами похрустывают осколки маски, почти приросшей к лицу; старой некрасивой маски. Страшно быть открытой. Странно, что тебя разглядели под маской. Улыбнешься обновленному отражению. Возможно, оно простит тебя и улыбнется в ответ. Поймешь, что от себя уже не отстраниться. Страшно, страшно выходить в мир открытой. От страха слегка закладывает уши - как в спускающемся скоростном лифте.

Не забыть бы подмести, вот что...

---------------------------------------------------------

Скользишь сквозь контору тихой тенью; "я-могу-вам-чем-нибудь-помочь?" Киваешь вежливо, "да-я-понимаю-извините-нас", "она-сейчас-очень-загружена-простите-пожалуйста", помогаешь перевести письмо-счет-список-документов-которые-нужно-принести, тихо морщишься на каждое "позвОнят" начальства у него за спиной, хихикаешь собственному снобизму, "вы не пили с утра, я принесла кофе", на каждое "спасибо, вы мне очень помогаете" - "я рада помогать" с мягкой улыбкой.

Отвечаешь на звонки, обещаешь быстрый ответ; вклиниваешься в паузы, добываешь этот самый ответ, перезваниваешь. Время движется с разной скоростью - его всегда слишком много в середине рабочего дня и всегда не хватает в конце.

Не забыть выкинуть весы, когда приедешь домой.

-------------------------------------------------------------

Скользишь сквозь вечер, пьешь запах акаций, откидывающий в детство. Заново учишься ходить быстро, как бы роняя себя вперед, двигаться сквозь вечер, скользить по Городу. Вспоминаешь, как это - чувствовать удовольствие от движений и улиц, от одиночества или от правильного спутника...

Вспомнить себя.
dinni: (Default)
Дмитрий Мельников

***

Сказки про ежика

Read more... )

Учусь я, я только сделала маленький перерыв, чтобы проверить почту.

Вот вменяемые люди могут простудиться в сессию? Я тоже думаю, что нет. И очень стараюсь, чтобы не. Экзамен завтра. Ой.
dinni: (Default)
девушка стыдливо бросала в него камни
у нее не было матери и отца. Поэтому её тоже не было
Вздрогнул всем её телом.
он был хорошим. Звери плакали, когда ели его
боги смотрели на меня искоса и знаки подавали неправильные
справа от меня бежали собаки, а слева - души предков
имел два лука: для дали и для близи убивал на охоте зверей

Read more... )

Больше (и к тому же с картинками) можно найти здесь.

А вообще какомицли - это зверек такой.
КАКОМИЦЛИ (Bassariscus astutus) Водится на юге Северной Америки в сухих, скалистых местах. У него вытянутое, приземистое тело около 37см длиной, большой хвост (до 44 см), крупные глаза и уши. Летом он питается преимущественно насекомыми и растениями, зимой - грызунами. И фотография там есть очень симпатичного зверька.
dinni: (Default)
Как всегда - во френд-лентах не высветится, потому как выкладываю я эту сказку для себя. Очень уж она распространенная и наверняка ее все читали... а мне под кат лазить лень, если вдруг захочу перечитать :-))

Дмитрий Гайдук

Сказка про мышу
(третий хипический рассказ)
А вот история из жизни старого растамана. Просыпается, короче, старый растаман у себя на хате и думает две мысли. Первая мысль: о, ништяк. Ну, это чисто абстрактная мысль, это он по сезону всегда так думает, как проснется: о, ништяк. Потому что ништяк в натуре. Тело как перышко, крыша как друшляк, внутри желудка пустота. А вот вторая мысль, он думает: а неплохо бы вот подняться и что-нибудь из ништяков вчерашних заточить неплохо бы. Потому что там ништяков нормально осталось, типа банка тушонки, булка хлеба, картошки пол-казана, короче ни фига себе ништяков осталось. И вот он встает и идет их заточить.
А ништяков, короче, нету. Пустой казан стоит, и все. Даже хлеба не осталось. Нету вобще ничего, короче. И вот растаман громко думает: а кто это мои ништяки все захавал? А из-под шкафа отзывается стремный загробный голос: ЭТО Я НИШТЯКИ ТВОИ ЗАХАВАЛ!!! Растаман даже удивился: то есть как это "я ништяки твои захавал"? Это же не может такого быть, вобще, чтобы я ништяки твои захавал. И вобще ты, знаешь, не высаживай, потому что за твои ништяки вобще базара нету. Откуда, вобще, на моей хате твои ништяки? Гонишь ты, короче, ой, гонишь... А голос ему говорит: Дебил! Повторяю еще раз: Я ништяки ТВОИ захавал! А растаман ему говорит: а кто ты вобще такой, что на моем же флэту на меня дебилом называешь. А ну, бля, если ты такой крутой, вылазь с-под шкафа, я тебе щас покажу, кто в доме хозяин. А голос ему отвечает: ДА, Я КРУТОЙ! ДЕРЖИСЬ, КОЗЕЛ, ЗА СТУЛ, Я ТЕБЕ СЕЙЧАС ВЫЛЕЗУ!

Ну, растаман, короче, взялся за стул. Стоит, смотрит, а с-под шкафа никто не вылазит. Ну, он, короче, повтыкал минут полчаса и пошел за хлебом. Вернулся, сел хавать. Вдруг слышит из-под шкафа: Чувак, хорош гнать! дай хлебушка!

Растаман туда смотрит, а оттуда характерной походкой вылазит зеленая мыша с красными глазами. И говорит: Ну, дай хлебушка! А растаман ей: хуюшки! Не фиг было меня дебилом называть. А ну, лезь обратно под шкаф, не мешай мне хавать. Тогда мыша залазит под шкаф и оттуда бухтит: гандон ты, еб твою мать! Кусочек хлеба для бедной мышки, и то зажал! Ну, подожди: ночью вылезу, снова все схаваю.

И свалила. А растаман высел на измену. Он же ночью или спит, или зависает. Ситуацию не контролирует, короче. А мыша, она же, во-первых, ночью не спит, в темноте все видит, это же надо теперь замарачиваться от нее хавчик прятать, чтобы она его не заточила. Это же такой напряг, короче, как на войне, теперь и не покуришь нормально, все время надо за мышу думать, чтобы она ничего не схавала. Забил косой, покурил -- а его не прет! Такая вот, бля, мыша -- пришла и весь кайф навеки обломала.

Тогда растаман думает: это, наверно, сейчас надо растаманскую кошку найти и подписать ее, чтобы она с мышей разобралась. А растаманскую кошку найти не проблема. Потому что она как с вечера растаманского молока напилась, и до сих пор лежит посреди хаты, как мешок с драпом. И вот растаман начинает ее тормошить, за уши, за усы, за хвост и так далее. В конце концов она открывает левый глаз и говорит: о, ништяк! А клево бы сейчас ништяков каких-нибудь заточить. Тогда растаман терпеливо и доходчиво врубает ее в ситуацию с ништяками и подлой мышей, которую надо срочно схавать. Кошка его внимательно слушает, а потом говорит: ну, чувак, я вобще так поняла, что завтрака сегодня не будет, да? Ну, тогда я еще повтыкаю, ладно? И закрывает свой левый глаз обратно.

А тут приходят друзья-растаманы и застают своего дружбана на полу возле напрочь убитой кошки на жуткой измене. И говорят: не ссы, чувак! Мы вот сейчас покурим и эту мышу прищемим, чтобы она тут не бспредельничала. А мыша им с-под шкафа: заебетесь меня щемить, кони красноглазые! Задрачивает, короче. А с-под шкафа не вылазит.

Тогда растаманы свирепеют и разрабатывают зверский план, как эту мышу с-под шкафа выгнать и жестоко наказать. Короче, значит так: два растамана должны встать на стулья и трусить шкаф сверху, еще один растаман должен стучать по шкафу кулаком, еще один будет шарудеть под шкафом шваброй, а еще один встанет возле шкафа с двумя бутылками, чтобы как только мыша вылезет, так и сразу в нее метнуть. Потом они раскуривают косой и приступают к выполнению своего плана. Короче, два растамана становятся на стулья и начинают трусить шкаф. Еще один ритмично стучит по шкафу кулаком, еще один чисто под ритм шарудит под шкафом шваброй. А старый растаман тоже под этот ритм стучит бутылками. И вот они постепенно входят в ритм и начинают оттягиваться в полный рост, получается такой индастриал, типа Айштунценде Нойбаутэн.

Короче, сейшенят они, значит, типа минут пятнадцать или даже полчаса, и вдруг слышат, кто-то на гитарке начал подыгрывать. Причем саунд какой-то совсем незнакомый, явно не местный, но все равно клево так, мягко и, главное, очень в тему. Смотрят -- а там стоит чувак какой-то, совсем непонятный, откуда он и вобще. Растаманы его спрашивают: чувак, а ты откуда. А он говорит: я с Ивано-Франковска, шел тут мимо, слышу, люди сейшенят на ударных, вот решил с гитаркой подписаться. А растаманы говорят: та, это мы не сейшеним. Это мы мышу с-под шкафа выгоняем.

Тогда ивано-франковец заглядывает под шкаф и говорит: ну, чуваки, это вы ее до конца сезона так выгонять будете. Потому что она уже давно под полом сидит. У вас же в плинтусе дырка, так она туда скипнула еще в начале сейшена.

Растаманы смотрят: а там и в самом деле дырка офигенная, аж ветер свистит. И говорят: ух, ты! Какой, ты, блин, врубной, в натуре! А мы тут со шваброй и с бутылками. А ты, блин, сразу врубился, что она скипнула. Слы, чувак, так ты, может быть, знаешь, как ее, суку, прищемить, чтобы она не беспредельничала. Потому что она тут один день тусуется и уже всех достала. А ивано-франковец говорит: это зависит, какая у вас мыша. Тогда старый растаман говорит: ну, она, да... Короче, знаешь, такая вся стремная, зеленая, а глаза как маленькие помидорчики. А ивано-франковец ему отвечает: ну, так это, короче, не проблема. Это вы неделю не покурите, и она сама по себе рассосется.

Тут все растаманы как зашумели: та, шо ты гонишь! Прямо как психиатор, в натуре. Это же как можно, целую неделю не курить, это же вобще умом поехать можно. А ивано- франковец им говорит: тогда давайте другой способ, менеее напряжный. Тогда давайте нажарим каши, положим грамм сто на блюдечко и поставим посреди комнаты. Мыша ночью вылезет, каши обхавается и приторчит, а мы ее только хап! и сразу запакуем в бандероль и отправим на фиг в Израиль, потому что левым здесь не место. Вот так ее сразу в Израиль и отправим. Только надо еще шкаф пересунуть в другой угол. Растаманы подумали и говорят: чувак, а может быть, не надо шкаф сОвать? Потому что он такой тяжелый, прямо как весь пиздец, четыре тонны с гаком. А ивано-франковец говорит: надо, чуваки! Не знаю, точно, зачем, но жопой чувствую, что надо. И без долгих базаров встает и упирается в шкаф плечом. Тут все растаманы идут ему навстречу и довольно быстро, даже почти без матов и совсем без перекуров, пресовуют шкаф в другой угол.

Потом они по-быстрому дербанят в палисаднике траву, жарят кашу, хапают по три ложки и через полчаса уже висят в полный рост. И тема у них, короче, такая: они все сидят на полу и втыкают на блюдечко с кашей, когда же эта мыша придет и будет хавать. А на блюдечке происходит такое бурление, шевеление, цветочки растут, птички поют, вселенные встают и рушатся, и все такое. И вот появляется зеленая мыша, ныряет в эту кашу, начинает там валяться, бултыхаться, бегать, прыгать, и хавает, хавает, хавает -- и вот, она, короче, захавала всю кашу и зависла посреди блюдца. Тут все растаманы врубаются, что ее надо ловить, и начинают ее ловить. А она начинает от них уползать. И вот они ползут за мышей, а она ползет от них. Ползут они, значит, ползут, и вдруг мыша ныряет обратно под шкаф. А растаманы ударяются в шкаф головой и хором думают: бля! какая, сука, шустрая!

А через минут пятнадцать под шкафом начинается грохот, глухие удары головой в стенку и громкие маты. Это мыша на конкретной измене ищет свою дырку в плинтусе и не может ее найти. Потому что шкаф пересунули. И вот она бегает под шкафом, таранит плинтус и кричит: замуровали, демоны! Тогда ивано-франковец сует руку под шкаф, достает оттуда мышу и говорит ей: ну, что, зеленая? допрыгалась?

Мыша оценивает ситуацию и понимает, что она-таки в натуре допрыгалась. И говорит: чувак, ну я же не виноватая. Просто, знаешь, вчера так на хавчик пробило, так что мне, уже и похавать нельзя? А ивано-франковец говорит: похавать тебе всегда дадут, если по-нормальному попросишь. Только наглеть не надо, ясно? А мыша говорит: так он же сам первый на меня погнал, и хлеба не дает. А ивано-франковец говорит: ну, я вижу, ты, в натуре, тупая, ничего не понимаешь, надо тебя воспитывать. Тогда мыша видит, что чувак совсем не пацыфист и настроен очень решительно, и говорит: все, все, все. Все я понимаю, короче, я здесь со всех сторон неправа, не надо меня воспитывать. Я уже все понимаю. И беспредельничать больше не буду. Только не надо меня воспитывать.

Тогда ивано-франковец ставит мышу на пол и говорит: ну, смотри. Еще раз чуваки на тебя пожалуются -- можешь сразу вешаться. Ясно?

Тогда мыша быстренько отвечает: ясно, гражданин начальник! И снова ныряет под шкаф. А потом через полчаса опять выныривает с-под шкафа и говорит: чуваки, ну, так я что-то не поняла, где моя дырочка?

Но растаманы уже все повырубались, намаялись за день, конечно. Устали, и все такое. А тут еще каша пригрузила. И всем эти мышины проблемы по барабану, даже кошка растаманская на них не ведется. Ну, мыша потусовалась до утра, дырочки никакой не нашла, обломалась и с хаты свалила. И больше ее здесь не видели.
dinni: (predok)
Джебран Халиль Джебран
"Пророк"

Read more... )


а теперь сам текст

ДИНА РУБИНА

"ЕВРЕЙСКАЯ ХАБАНЕРА"
(отрывок из книги "Последний кабан из лесов Понтеведра")

Read more... )
dinni: (predok)
Из книги "БЕЗУМЕЦ. ЕГО ПРИТЧИ И СТИХИ"
Джебран Халиль Джебран
пер. с английского В. Марков
(Ленинград "Художественная Литература", Ленинградское отделение 1986)

Read more... )


а теперь сам текст


Тур Хейердал. Путешествие на "Кон-Тики"

http://www.lib.ru/ALPINISM/HEJRDAL/heierdal_kontiki.txt

Read more... )
dinni: (kryl'ya...)
[livejournal.com profile] avva навел на Гриновского"Крысолова". А он хороший... Странный, причудливый и хороший...

Вот, скажем, о бессоннице очень хорошо:

Давно уже я не знал счастья усталости - глубокого и спокойного сна. Пока
светил день, я думал о наступлении ночи с осторожностью человека, несущего
полный воды сосуд, стараясь не раздражаться, почти уверенный, что на этот
раз изнурение победит тягостную бодрость сознания... )

Profile

dinni: (Default)
dinni

October 2015

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 10:26 am
Powered by Dreamwidth Studios